+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Посредничество во взяточничестве. Особенности преступления и сроки наказания — Статьи и очерки по уголовному праву

Дата размещения статьи: 09.11.2016

С таким разъяснением можно согласиться, однако следует иметь в виду, что в санкциях ст. 291.1 УК лишение свободы предусмотрено только со штрафом, причем в ч. 5 размер штрафа, назначаемого обязательно с лишением свободы, мало чем отличается от размера штрафа, на который он заменяется. Представляется, что законодателю следует скорректировать положения ч. 5 ст. 46 УК таким образом, чтобы штраф за соответствующие преступления мог быть заменен иным наказанием, в любом случае не связанным со штрафом.
Как нам представляется, ответы на эти и другие спорные вопросы квалификации посредничества во взяточничестве и наказания за него должны быть отражены в новой редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях».

Библиография

1. Белов С.Д., Чекмачева Н.В. Уголовное преследование за посредничество во взяточничестве // Законность. 2011. N 10.
2. Яни П.С. Посредничество во взяточничестве // Законность. 2011. N 9.

Посредничество во взяточничестве: проблемы квалификации

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 352 раза

Библиографическое описание:

Ключевые слова: посредничество во взяточничестве, обещание посредничества во взяточничестве, предложение посредничества во взяточничестве, мнимое посредничество, мошенничество, статья 291.1 УК РФ.

На данном этапе развития российского общества одной из приоритетных задач в области государственной политики является разрешение проблем связанных с преступлениями коррупционной направленности. Это обусловило в 2011 году включение в уголовный закон отдельного состава преступления за посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) [1].

Вместе с тем, это дополнение вызвало ряд вопросов как в теории уголовного права, так и правоприменительной практике. Так, действуя на протяжении шести лет, данная уголовно-правовая норма ни разу не подвергалась дополнениям или изменениям. Без сомнения, это обстоятельство породило различные сложности, связанные с квалификацией посредничества во взяточничестве.

Анализируемая статья 291.1 УК РФ «Посредничество во взяточничестве» состоит из пяти частей, четыре из которых, предусматривают основной, квалифицированный и особо квалифицированные составы посредничества во взяточничестве, в то время как ч. 5 ст. 291.1 УК РФ регламентирует ответственность за самостоятельный состав преступления — обещание или предложение посредничества во взяточничестве. Это стало абсолютной новеллой для российского уголовного закона.

Данная норма устанавливает ответственность за обнаружение умысла на совершение посреднических действий в будущем, соответственно, если посредник реализовал свой преступный умысел, то есть сдержал данное ранее обещание и способствовал передаче предмета взятки, то он будет отвечать по ч. 1- 4 ст. 291.1 УК РФ. В свою очередь, если обещание или предложение осталось невыполненным, подлежит применению ч. 5 ст. 291.1 УК РФ.

Дискуссионным моментом является то, что максимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 5 ст. 291.1 УК РФ — до 7 лет лишения свободы, больше, чем санкция, установленная ч. 1 ст. 291.1 УК РФ — до 5 лет лишения свободы. Из данной нормы следует, что законодатель криминализировал обещание или предложение посредничества во взяточничестве вне зависимости от размера взятки и как утверждает О. С. Капинус, преодолел запрет уголовной ответственности за приготовление к преступлениям средней тяжести применительно к взяточничеству [2.

Таким образом, получается, что лицо, которое совершило посреднические действия, направленные на обеспечение передачи взятки, может быть наказано менее строго, чем лицо, только высказавшее намерение совершить уголовно наказуемое деяние в будущем.

Видится, что законодатель, криминализируя обещание или предложение посредничества, явно недооценил общественную опасность самого посредничества во взяточничестве. Это, безусловно, нарушает принцип справедливости и является спорным моментом в уголовной науке.

Решением данной коллизии некоторые авторы видят в признании само посредничество во взяточничестве тяжким преступлением, что в свою очередь, обеспечит абсолютную законодательную обоснованность и полное соответствие институту неоконченного преступления. В случае внесения предлагаемых изменений в санкцию ч.1 ст. 291.1 УК РФ, то уже можно будет ч. 5 ст. 291.1 УК РФ, рассматривать в качестве приготовления к тяжкому преступлению, что приведет в полное соответствие с ч.2 ст. 30 УК РФ.

По мнению П. С. Яни деяние лица, обещавшего либо предложившего посредничество во взяточничестве, совершившего преступление, предусмотренное ч. ч. 1 или 2 ст. 291.1 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующей части этой статьи как посредничество во взяточничестве и по совокупности как преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 291.1 УК РФ. Если же лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, совершило преступление, предусмотренное ч. ч. 3 и 4 ст. 291.1 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по соответствующей части этой статьи как посредничество во взяточничестве, но без совокупности с преступлением, предусмотренным ч. 5 ст. 291.1 УК РФ [3].

Однако, в абз. 2 п. 26 Постановления Пленума от 9 июля 2013 года касательно этого вопроса имеется разъяснение, исключающие квалификацию по совокупности ч. 5 ст. 291.1 УК с другими частями данной нормы. Это означает, что если лицо сначала обещало или предложило посредничество, а потом выполнило обещание, то это следует квалифицировать только как собственно посредничество во взяточничестве, не вменяя по совокупности состав обещания либо предложения посредничества [4].

Другие авторы решением данной проблемы видят редактирование содержания ст. 291.1 УК РФ и исключением из нее ч. 5 с одновременным ее дополнением примечанием следующего содержания:

«Примечание. Обещание и (или) предложение посредничества во взяточничестве признается приготовлением к посредничеству во взяточничестве и влечет уголовную ответственность в соответствии с настоящим Кодексом».

Представляется, что подобный подход к определению составообразующих признаков и к регламентации наказуемости посредничества во взяточничестве будет способствовать обеспечению системности в уголовно-правовой регламентации ответственности за взяточничество как формы наиболее опасных коррупционных преступлений [5].

Итак, исследуемая уголовно-правовая норма достаточно редко применяется в практической деятельности и столь редкое ее применение сопровождается многочисленными ошибками при квалификации преступления. Столь незначительная судебная практика по данному составу наглядно показывает, что ч. 5 ст. 291.1 УК РФ — обещание или предложение посредничества во взяточничестве недостаточно раскрыта и не может реализоваться в полном объеме, и вряд ли вообще, ее существование является целесообразным.

Другие сложности возникаю при уголовно-правовой квалификации так называемого «мнимого посредничества». Под ним понимается деяние, описанное в абз. 3 п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», согласно которому как мошенничество следует квалифицировать действия лица, получившего ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки, однако заведомо не намеревавшегося исполнять свое обещание и обратившего эти ценности в свою пользу [6].

Это интересно:  Статья 288 ГК РФ. Собственность на жилое помещение

Остается непонятным вопрос как квалифицировать случаи, когда лицо, начавшее выполнять состав физического посредничества, оставляет, не оговаривая это со взяткодателем или взяткополучателем, часть полученных им для передачи должностному лицу ценностей, тем самым вознаграждает себя подобным образом за оказание посреднических услуг.

Ряд правоведов полагают, что такие действия стоит квалифицировать как хищение чужого имущества путем присвоения, поскольку в этом случае умысел на завладение предназначенными для передачи в качестве взятки ценностями возник после их получения. Обосновывая эту ситуацию тем, что с гражданско-правовой точки зрения в этом случае имущество вверяется собственником мнимому посреднику для подкупа должностного лица, то есть совершения действий с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ничтожная сделка). А раз так, то незаконное завладение таким имуществом лицом, которому оно вверено собственником, образует состав присвоения (ст. 160 УК РФ) [7].

Также имеется мнение, что если посредник, получив от взяткодателя материальные ценности в целях их передачи должностному лицу в качестве взятки, затем решает обратить их в свою пользу, его действия должны квалифицироваться как посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), а также как причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), если размер неосновательного обогащения посредника является крупным, то есть в сумме, превышающей 250 тысяч рублей [8].

В. В. Хилюта, напротив, считает, эту точку зрения неправильной. Ему видится, что имущество, преданное мнимому посреднику вряд ли можно признавать вверенным, а действия такого посредника все равно следует квалифицировать как мошенничество, причем даже в случае, когда умысел на хищение возник после передачи ему предмета взятки, потому как здесь имеет место мошенническое злоупотребление доверием [9].

П. С. Яни, изучавший данную проблему, также пришел к выводу о том, что за присвоение посредником предмета взятки, когда умысел на изъятие возник после того, как деньги были переданы взяткодателем посреднику, уголовная ответственность может вообще не наступить. По его мнению, правоприменителю в подобных случаях все равно следует рассматривать действия посредника как мошенничество и не вдаваться в подробности того, когда возник умысел: до момента передачи предмета взятки или же после [10].

Таким образом, вопросы, затронутые в данной статье, составляют лишь часть проблематики, связанной с квалификацией посредничества во взяточничестве. Очевидно, что обсуждаемые проблемы в настоящее время носят преимущественно теоретический характер.

Видится, что правоприменительная практика по данной уголовно-правовой норме недостаточно сформирована и имеется еще ряд моментов, нуждающихся в уяснении. Для правильной оценки преступления, законодателю следует более тщательно формулировать советующие уголовно-правовые нормы. В свою очередь, изменение и дополнение уголовного закона будет способствовать соблюдению законности и назначению справедливого наказания за содеянное.

Пособничество во взяточничестве

Новеллой Уголовного кодекса РФ в 2011 году стало появление новой статьи — 291.1, которая предусматривает ответственность за посредничество во взяточничестве.

Действия пособника выражаются, как в передаче материальных ценностей от взяткодателя взяткополучателю, так и в совершении других действий, которые способствуют реализации соглашения между сторонами преступления, предусмотренного ст. 290 и 291 УК РФ. Посредник может представлять интересы любой из сторон.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с пособничеством во взяточничестве, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

В зависимости от конкретных действий пособника преступление будет считаться оконченным в разные моменты. Так, если речь идет непосредственно о передаче денежных средств, то моментом окончания будет получение должностным лицом, хотя бы части материальных ценностей. В другой ситуации, когда преступник обещает договориться о даче/получении взятки, преступный замысел будет завершен в момент достижения договоренности, независимо от того произошла в последующем фактическая передача взятки или нет.

Обязательным условием наступления ответственности является размер взятки — он должен быть значительным, то есть не меньше двадцати пяти тысяч рублей.

Важно! Если сумма взятки составляет меньше 25 тысяч, то деяние не образует состава преступления, предусмотренного ст.291.1.

Преступление совершается только с прямым умыслом. В качестве мотива чаще всего выступает корысть, либо желание получить продвижение по службе. Ответственность за пособничество во взяточничестве наступает с 16 лет.

Ответственность за пособничество во взяточничестве

По ч.1 данной статьи Уголовный кодекс предусматривает такие виды наказания:

  1. штраф в размере от 10 до 20 кратной суммы взятки. В данном случае посреднику также запрещается в течение 3 лет занимать определенную должность или заниматься конкретной деятельностью.
  2. лишение свободы на срок до 5 лет со штрафом в 20 раз, превышающим сумму взятки.

Если посредник заведомо знал, что передаваемые средств передаются с целью совершения взяткополучателем незаконных действий, либо лицом с использованием служебного положения, то его действия образуют состав преступления, указанного в ч.2 ст.291.1 Уголовного кодекса РФ.

В качестве квалифицирующих признаков законодатель выделяет следующие составы преступления (ч.3 ст.291.1 Уголовного кодекса РФ):

  1. совершение преступления группой лиц;
  2. крупный размер взятки;

Важно! В соответствии со ст.290 УК РФ крупный размер — это сумма больше 150 тысяч рублей.

Ч.4 ст.291.1 предусматривает особо квалифицирующие составы посредничества по взяточничестве в особо крупном размере (сумма больше 1,5 миллиона рублей)

За совершение данного преступного деяния законодатель предусмотрел два наказания:

  1. штраф, в 70-90 раз, превышающий взятку с лишением права заниматься определенной деятельностью или занимать должность в течение 3 лет;
  2. лишение свободы от 7 до 12 лет со штрафом в 70 раз больше суммы взятки.

Ответственность за предложение посредничества во взяточничестве

В качестве отдельного состава в ч.5 ст.291.1 выделено обещание или предложение посредничества во взяточничестве. Опасность данного деяния кроется в том, что лицо, которое ранее собиралось дать или получить взятку, но сомневалось и не знало, как практически осуществить свой преступный умысел, укрепляется в своих намерениях после получения от преступника такого предложения.

За обещание посредничества виновному грозит одно из 2 альтернативных видов наказания:

  1. штраф, превышающий сумму взятки от 15 до 70 раз или в размере от 25 тысяч до 500 миллионов рублей с лишением права в течении трех лет занимать конкретную должность или заниматься определенной деятельностью в течение 3 лет;
  2. лишение свободы до 7 лет со штрафом, который больше взятки в 10-60 раз.
Это интересно:  Статья 103.5 Основ. Особенности регистрации уведомлений о залоге, которым обеспечивается исполнение обязательств по облигациям

Следует помнить, что добровольное сообщение правоохранительным органам, имеющим право возбудить уголовное дело о взяточничестве, о посредничестве во взяточничестве, либо активное действие следствие в раскрытии преступления является основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Для того, чтобы не оказаться на скамье подсудимых, для консультаций и выбора правильной линии поведения следует обратиться к профессиональным защитникам по уголовным делам.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве (Яни П.С.)

Дата размещения статьи: 24.03.2013

Возможно, высший судебный орган одобрит практику привлечения к ответственности посредников в даче либо получении взятки в размере менее, чем значительный, как пособников, однако укажет, что «по смыслу закона» наказание за такое преступление не может превышать установленного для посредников и, кроме того, на таких пособников распространяется примечание к ст. 291.1 УК. В противном случае придется с сожалением и непониманием признать, что посредничество в даче и получении взятки в размере, не достигающем 10. тыс. руб., декриминализировано.
3. Некоторые криминалисты заключили, что раз в ч. 1 ст. 291.1 УК прямо не указано на передачу взятки должностному лицу, стало быть, посредничество в этой форме будет окончено и когда предмет взятки передается следующему посреднику. Представляется, однако, что речь в обсуждаемой норме идет о вручении взятки именно должностному лицу, на что указывает использование в комментируемой статье словосочетания «в виде непосредственной передачи взятки».
Исходя из такого подхода, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя следует считать оконченным с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. Если же должностное лицо отказалось принять взятку либо передача ему взятки не состоялась по иным независящим от посредника обстоятельствам, то действия лица, пытавшегося передать предмет взятки должностному лицу лично либо через другого посредника, следует квалифицировать как покушение на посредничество во взяточничестве.
4. Посредничество во взяточничестве в виде иного, помимо непосредственной передачи взятки, способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки охватывает самый широкий круг действий и, видимо, актов бездействия. В этом случае посредничество может состоять в предоставлении в долг денежных средств или иного имущества, заведомо предназначающегося для передачи в качестве взятки, в организации и участии в переговорах должностного лица и владельца ценностей или представляемых им лиц о передаче взятки, в склонении лица к получению либо передаче взятки, в заранее данном обещании принять на временное хранение предмет взятки, совершить действия, направленные на сокрытие совершенного преступления, и т.п. В указанных случаях преступление считается оконченным с момента совершения действий, непосредственно направленных на достижение либо реализацию соглашения между должностным лицом и лицом, собирающимся передать взятку, о получении и даче взятки независимо от того, была ли взятка фактически передана.
Содержащаяся в ст. 291.1 УК оговорка «по поручению взяткодателя или взяткополучателя» не означает, что в этом случае (при первом виде посредничества) инициатива в передаче через него взятки обязательно должна исходить от будущих взяткодателя или взяткополучателя — лицо, стремясь стать посредником, само может предложить поручить ему непосредственно передать взятку либо иным образом способствовать в достижении либо реализации соглашения о получении или даче взятки.
5. Если следовать строгому толкованию текста нормы, то предметом посредничества в виде непосредственной передачи взятки могут быть деньги, ценные бумаги, иное имущество. А могут ли стать предметом первого вида посредничества услуги имущественного характера, названные в числе предметов взятки в ст. 290 УК? Думается, нет.
В том случае, когда предметом взятки выступают услуги имущественного характера, действия лица, оказывающего такие услуги (например, производящего оплаченный взяткодателем ремонт дома должностного лица либо принимающего в счет оплаты долга должностного лица денежные средства от взяткодателя) и осознающего, что эти услуги выполняются за совершение должностным лицом действий (бездействия) по службе в пользу взяткодателя (представляемых им лиц) и оплачены последним, должны квалифицироваться как посредничество во взяточничестве в виде способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю в реализации соглашения между ними о получении и даче взятки.
6. Как разграничить посредничество во взяточничестве и соучастие в получении и даче взятки, если размер взятки превышает 25 тыс. руб.? Дело в том, что общеупотребительный смысл термина «способствование» — оказание кому-то помощи. На этом основании некоторые криминалисты заключили, что интеллектуальное посредничество охватывает организацию получения и дачи взятки, пособничество, но не подстрекательство.
Однако обращение к словарям русского языка (С.И. Ожегова, Д.Н. Ушакова) показало, что «способствовать» означает не только «оказывать кому-то помощь», но и «быть причиной, помогать возникновению, развитию чего-нибудь». Приводятся такие примеры использования этого слова: «Нечистота способствует распространению болезней»; «Пожар способствовал ей (Москве) много к украшенью. Грибоедов».
Но раз «способствование» понимается и как причина возникновения явления, то оно представляет собой и побуждение к чему-то. Но это — подстрекательство. Проще говоря, понимание законодателем интеллектуального посредничества охватило, полагаю, все виды соучастия, поэтому соответствующее правило квалификации могло бы звучать так: исходя из того, что способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки охватывает все виды соучастия в получении и даче взятки в значительном размере, действия (бездействие) лица, образующие посредничество во взяточничестве, в силу ч. 3 ст. 17 УК не могут одновременно квалифицироваться как преступления, предусмотренные ч. ч. 3, 4 и 5 ст. 33 и ст. 290 либо ст. 291 УК.
7. Еще один вопрос, активно обсуждаемый в теории: разграничение посредничества в даче взятки с дачей взятки должностному лицу за действия (бездействие) по службе в пользу не самого взяткодателя, а представляемого им лица. Проблема разграничения состоит в том, что, передавая взятку за действия в пользу другого лица, и посредник, и взяткодатель осознают, что действуют в целях совершения указанных действий (бездействия) в интересах представляемого ими лица.
Многие исследователи убеждены, что, в отличие от посредника, взяткодатель, даже действующий от имени представляемого им лица, всегда заинтересован в совершении взяткополучателем определенного деяния. А потому именно определенное поведение должностного лица — та конечная цель, которую преследует взяткодатель при совершении преступления, предусмотренного ст. 291 УК.
С таким критерием разграничения названных деяний согласиться сложно. Для опровержения критикуемого мной утверждения приведу следующие примеры.
А. Организованная группа посредников, «решателей», свой преступный промысел основывает на том, что чиновники, к которым они имеют коррупционный доступ, совершают за взятку действия по службе (например, прекращают уголовные дела) в интересах различных взяткодателей, обращающихся к этим «решателям». «Решатели» хотя и действуют за счет обращающихся к ним заинтересованных лиц, однако и сами остро заинтересованы в том, чтобы должностное лицо не просто приняло взятку, но и совершило желаемые для владельца ценностей действия. На таком постоянно удовлетворяемом коррупционерами интересе «решателей» и выстроен их криминальный бизнес, однако от этого «решатели» не становятся взяткодателями, они — посредники, действующие в составе организованной группы, это их, повторю, криминальный бизнес, систематически приносящий преступный доход.
Б. Сын-предприниматель передал отцу деньги, чтобы тот вручил их знакомому военкому за незаконную отсрочку от призыва. И что же, если передавшее взятку лицо — хороший отец и потому заинтересован и в собственно получении взятки военкомом, и в совершении за нее действий в пользу сына, то он — взяткодатель, а если — плохой отец и в совершении незаконных действий в пользу сына не заинтересован, будучи к судьбе отпрыска безразличен, то становится посредником? А для точной квалификации начнем выяснять, любил ли он сына и т.п.?
Как мы видим, критерий интереса — крайне неопределенный, а потому предлагаю критерий иной, вполне конкретный и значительно проще устанавливаемый — принадлежность имущества, из которого передается взятка. Если встать на такую позицию, то, разграничивая непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя и дачу взятки должностному лицу за действия (бездействия) по службе в пользу представляемого взяткодателем физического либо юридического лица, следует исходить из того, что посредник передает взятку, действуя от имени и за счет имущества взяткодателя. В отличие от посредника взяткодатель, передающий взятку за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого им лица, использует принадлежащее ему или незаконно им приобретенное имущество в качестве предмета взятки либо для оплаты предоставляемых должностному лицу услуг имущественного характера. Имущество, переданное в качестве взятки, может быть также получено взяткодателем в долг у лица, ставшего посредником в получении либо даче взятки.
8. Высказывается та точка зрения, что, дополнив уголовное законодательство нормой, содержащейся в ч. 5 ст. 291.1 УК, законодатель охватил ею обнаружение умысла на совершение соответствующего преступления. Думается, однако, этого не произошло.
Обещание или предложение посредничества во взяточничестве (ч. 5 ст. 291.1 УК) представляют собой совершение лицом по собственной инициативе либо в ответ на чье-либо обращение действий (бездействия), свидетельствующих о его готовности любым способом, в том числе путем непосредственной передачи взятки, способствовать взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере за конкретные действия (бездействие) взяткополучателя по службе в пользу взяткодателя или представляемых им лиц. Кроме того, обязательным признаком преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291.1 УК, должна признаваться цель, состоящая в стремлении лица путем информирования о наличии у него соответствующего намерения добиться получения от взяткодателя и (или) взяткополучателя соответствующего поручения и оказать в соответствии с ним способствование указанным лицам в достижении либо реализации соглашения о получении и даче указанной взятки.
9. Если рассматривать обещание и предложение посредничества только как подготовительную стадию посредничества и отрицать, как это неосновательно делают некоторые юристы, возможность совокупности предусмотренных ч. 1 (а также ч. 2) и ч. 5 ст. 291.1 УК деяний, то лицо, как отмечается этими исследователями, будет в еще большей степени стремиться от обещаний перейти к посредническим действиям, поскольку наказание за обещание либо предложение посредничества не может превышать 7 лет лишения свободы, таким же оно предусмотрено и в ч. 2 ст. 291.1 УК, а в ч. 1 статьи — вообще до 5 лет лишения свободы.
Поэтому, если лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, совершило преступление, предусмотренное ч. ч. 1 или 2 ст. 291.1 УК, содеянное должно квалифицироваться по соответствующей части этой статьи как посредничество во взяточничестве и по совокупности как преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 291.1 УК. Если же лицо, обещавшее либо предложившее посредничество во взяточничестве, совершило преступление, предусмотренное ч. ч. 3 и 4 ст. 291.1 УК, содеянное нужно квалифицировать по соответствующей части этой статьи как посредничество во взяточничестве, но без совокупности с преступлением, предусмотренным ч. 5 ст. 291.1 УК.
10. Обещание или предложение посредничества во взяточничестве следует признавать оконченным преступлением с момента совершения лицом с указанной выше целью действий (бездействия), направленных на доведение до сведения взяткодателя и (или) взяткополучателя информации о своем намерении стать посредником во взяточничестве.
При доказанности соответствующей цели лицо после объявления о своем намерении уже не может выполнить условия добровольного отказа. Поэтому обсуждаемое преступление надо считать оконченным как в случае, когда действия (бездействие), которые лицо обещало или предложило совершить в качестве посредника, оно не сумело осуществить по не зависящим от него обстоятельствам, так и в случае, когда лицо не совершило конкретных действий (бездействия), относящихся к посредничеству во взяточничестве, добровольно и окончательно отказавшись от реализации названной цели.

Это интересно:  Статья 246 КАС РФ. Содержание административного искового заявления об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости..

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Статья написана по материалам сайтов: xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai, moluch.ru, opravdaem.ru, lexandbusiness.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector