+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 1215 ГК РФ. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

1) толкование договора;
2) права и обязанности сторон договора;
3) исполнение договора;
4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;
5) прекращение договора;
6) последствия недействительности договора.

2. Если иное не вытекает из закона, положения пункта 1 настоящей статьи не затрагивают, в частности, сферу действия права, подлежащего применению к вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202, статье 1205.1 и пункте 5 статьи 1217.1 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 1215 Гражданского Кодекса РФ

1. Коммент. ст. устанавливает сферу действия обязательственного статута договора. Хотя подобные правила впервые сформулированы в отечественном законодательстве, используемый в коммент. ст. подход соответствует сложившимся международным стандартам и законодательству зарубежных стран. В частности, сходные по содержанию нормы о сфере действия применимого права содержатся в ст. 14 Межамериканской конвенции 1994 г., ст. 12 Гаагской конвенции 1986 г. о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, ст. 12 Регламента ЕС Рим I». Отдельные предписания, устанавливающие пределы обязательственного статута, предусматривают национальные законодательства Туниса, Румынии, Венгрии, Германии.

3. К числу элементов обязательственного статута договора коммент. ст. относит вопросы его толкования, что предполагает толкование как юридической природы заключенного договора, так и содержащихся в нем условий.

В объем обязательственного статута коммент. ст. также включает вопросы о правах и обязанностях сторон договора и исполнении договора. Тем самым сфера действия обязательственного статута договора распространяется на комплекс самых разнообразных вопросов: общие принципы исполнения договорных обязательств; определение субъектов исполнения, в том числе при множественности лиц в обязательстве; регулирование возможности и последствий участия третьих лиц в исполнении; определение предмета, срока, места и способов исполнения.

Коммент. ст. подчиняет обязательственному статуту договора весь комплекс вопросов, связанных с применением гражданско-правовых мер защиты и ответственности при нарушении договорных обязательств, — их форм, оснований, условий и пределов использования.

4. Вслед за зарубежными и международными аналогами коммент. ст. закрепляет перечень вопросов, относящихся к содержанию обязательственного статута договора, как примерный. Соответственно, к сфере действия права, подлежащего применению к договору, могут быть отнесены и другие вопросы, в частности вопрос о заключении договора (см.: Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: основные регуляторы, их соотношение и взаимодействие: Автореф. дис. . докт. юрид. наук. М., 2009. С. 31). Подобный подход соответствует международной практике и находит прямое воплощение в ст. 8 (1) Римской конвенции 1980 г., ст. 10 (1) Регламента ЕС «Рим I», ст. 12 Межамериканской конвенции 1994 г.

5. Сфера действия обязательственного статута расширяется также с учетом анализа других норм ГК. В тех случаях, когда соответствующие отношения вытекают из договора, обязательственный статут определяет: исковую давность; допустимость уступки требования; отношения между цессионарием и должником; основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обязательствам (см. ст. 1208, п. 2 ст. 1216, ст. 1218 ГК и коммент. к ним).

Статья 1215. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

1. Правом, подлежащим применению к договору в соответствии с правилами статей 1210 — 1214, 1216 настоящего Кодекса, определяются, в частности:

1) толкование договора;

2) права и обязанности сторон договора;

3) исполнение договора;

4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;

5) прекращение договора;

6) последствия недействительности договора.

2. Если иное не вытекает из закона, положения пункта 1 настоящей статьи не затрагивают, в частности, сферу действия права, подлежащего применению к вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202, статье 1205.1 и пункте 5 статьи 1217.1 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 1215 ГК РФ

1. Право, подлежащее применению к договору (применимое право), может определяться, как уже отмечалось в настоящем издании, соглашением сторон, а также коллизионными нормами. Комментируемая статья посвящена кругу вопросов, на которые распространяется применимое право. Наименование статьи содержит оборот «право, подлежащее применению к договору», который требует уяснения с точки зрения значения содержащегося в нем термина «договор». Как известно, договор может рассматриваться одновременно и как сделка (юридический факт), и как договорное правоотношение, возникающее из такой сделки . В комментируемой статье, как видно из перечня вопросов, регулируемых применимым правом, договор рассматривается одновременно как правоотношение и как сделка.

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Об этом см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 10 — 15.

Как отмечает Г.К. Дмитриева, право, компетентное регулировать обязательство, вытекающее из внешнеэкономической сделки, именуется обязательственным статутом сделки . Пределы обязательственного статута сделок в ст. 566 ГК РСФСР 1964 г., как и в ст. 126 Основ гражданского законодательства 1961 г., а также в ст. ст. 165 — 166 Основ гражданского законодательства 1991 г., определялись лишь упоминанием о правах и обязанностях сторон.

———————————
Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М.: Проспект, 2000. С. 355.

Действующий ГК РФ, определяя сферу действия той или иной правовой системы в случае заключения договора, перечисляет целый ряд вопросов, регулируемых этой правовой системой. Данный перечень не является закрытым, напротив, предполагается возможность расширения сферы действия применимого права за счет иных вопросов.

Сходный принцип нашел отражение в содержании ст. 12 Конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г., в соответствии с которой право, применимое к договору купли-продажи, регулирует, в частности, толкование договора, права и обязательства сторон и исполнение договора, момент приобретения покупателем права на продукты, плоды и доходы, связанные с товарами, момент перехода на покупателя риска в отношении товаров, действительность и юридическую силу положений о сохранении права собственности на товары в отношениях между сторонами, последствия неисполнения договора, включая виды убытков, за которые может быть получена компенсация, без ущерба, однако, для процессуальных норм суда, различные способы погашения обязательств, а также сроки приобретательной и исковой давности, последствия ничтожности или недействительности договора. Как можно заметить, в российском ГК РФ к сфере действия применимого к договору права отнесены аналогичные вопросы .

———————————
Статья 32 Вводного закона к Гражданскому уложению Германии также содержит весьма похожий перечень вопросов, относящихся к сфере действия права, применимого к договору. См.: Международное частное право: иностранное законодательство. М.: Статут, 2000. С. 282.

Однако такой подход создает проблему конкуренции коллизионных норм в случае рассмотрения спора, вытекающего из договора. В соответствии со ст. 1202 ГК РФ определяется право, подлежащее применению к объему правоспособности юридического лица, а также к последствиям выхода его органа или представителя за пределы своих полномочий. В то же время несоблюдение требований применимого права, относящихся к указанным вопросам, может повлечь или не повлечь недействительность заключенного юридическим лицом договора. Правила ст. ст. 1210 — 1214, 1216 ГК РФ могут определить право, применимое к договору, а в силу ст. 1215 ГК РФ к сфере действия этого права может быть отнесена недействительность договора.

В науке международного частного права эта проблема освещена широко. Так, Д. Чешир и П. Норт указывали, что «обстоятельства иногда могут требовать, чтобы разные вопросы регулировались разными правовыми системами. Например, вопросы о том, состоялось ли соглашение, обладают ли стороны право- и дееспособностью, действителен ли договор с формальной точки зрения и как следует толковать данную статью договора, необязательно будут регулироваться одним и тем же правом» .

———————————
Чешир Д., Норт П. Международное частное право. М.: Прогресс, 1982. С. 243 — 244.

Как отмечал Л.А. Лунц, не все вопросы сделок подчинены их обязательственному статуту. При этом он приводил в качестве примеров вопросы правосубъектности организации, формы и порядка подписания сделок .

———————————
См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3 т. Т. 2. М.: Спарк, 2002. С. 514 — 515.

2. Прежде всего к вопросам, регулируемым применимым к договору правом, отнесена природа договора («толкование договора»). Действительно, разрешение спора по существу невозможно без определения того, к какому виду договоров относится соглашение сторон и что является его целью. Российское право ориентирует суд на установление волеизъявления сторон, поскольку в соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. В то же время, например, § 133 Германского гражданского уложения закрепляет правило о том, что при толковании волеизъявления необходимо следовать действительной воле, не придерживаясь буквального смысла выражений. В соответствии со ст. 1156 Французского гражданского кодекса при рассмотрении соглашений в первую очередь необходимо исследовать, каково было обоюдное намерение договаривающихся сторон, а не останавливаться на буквальном смысле выражений. Выражения, которые могут быть поняты в двух смыслах, должны пониматься в таком смысле, который в наибольшей степени подходит к существу договора.

Положения ст. 8 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. несколько отличаются от норм российского гражданского законодательства. Конвенционные нормы отдают приоритет намерению (воле) стороны, о котором другая сторона знала или не могла не знать. Принцип толкования «заявления или иного поведения стороны», закрепленный в Конвенции, принято считать «средним» между теорией воли и теорией волеизъявления .

Это интересно:  Статья 171.4 УК РФ. Незаконная розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 220.

Если применимое право определено, то суд может установить, какие правовые последствия стороны создали путем заключения договора, сравнив его с теми или иными институтами договорного права применимой национальной правовой системы. Этим же правом должны определяться и критерии толкования договора: теория «воли», теория «волеизъявления» или иная. Так, например, если применимым правом будет право Германии, то суд, отталкиваясь от принципа, закрепленного в § 133 ГГУ и установив действительную волю сторон, должен квалифицировать совершенную ими сделку по германскому праву.

Установив, какой именно договор заключили стороны, суд, руководствуясь той же национальной правовой системой — применимым к договору правом, определяет права и обязанности сторон (содержание договорного правоотношения), порядок исполнения договорного обязательства, последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства, а также основания и последствия прекращения договора.

3. В качестве одного из вопросов, входящих в сферу действия применимого права, российский законодатель указывает последствия недействительности договора. Вместе с тем основания, по которым тот или иной договор мог бы являться или быть признанным недействительным, в комментируемой статье не упомянуты в числе вопросов, относящихся к сфере действия применимого права.

Между тем основания недействительности сделок в правовых системах различны. Так, например, в соответствии с § 138 ГГУ сделка, по которой одно лицо, пользуясь стесненным положением, неопытностью, легкомыслием или слабоволием другого, в обмен на какое-либо предоставление со своей стороны заставляет его пообещать либо предоставить себе или третьему лицу имущественные выгоды, явно несоразмерные указанному предоставлению, является недействительной. Российское право не содержит правил о невыгодных сделках, совершенных лицом неопытным, легкомысленным или слабовольным. Кроме того, в силу ст. 179 ГК РФ кабальная сделка — сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась, — не является ничтожной, она может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Н.Г. Вилкова приводит пример, касающийся права, применимого к вопросам действительности сделки. Иностранный ответчик заявил, что иск не признает, так как договор, из которого возник спор, от его имени подписан лицом, которое не получало полномочий на подписание договора. При определении действительности договора арбитры руководствовались правом страны места учреждения фирмы ответчика. В данном случае обязательственный статут сделки не сыграл роли при решении вопроса о ее действительности. Как указывает при этом Н.Г. Вилкова, «сфера действия права, подлежащего применению к договору, затрагивает именно обязательственные отношения сторон такого договора» .

———————————
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. М.: Контракт; ИНФРА-М, 2004.

Однако М.Г. Розенберг полагает, что в сферу действия права, применимого к договору, включаются вопросы, связанные с заключением договора и признанием его действительным или недействительным .

———————————
Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского и Е.А. Суханова. С. 450.

С учетом оговорки, содержащейся в комментируемой статье и определяющей сферу действия права, подлежащего применению к договору в соответствии с правилами ст. ст. 1210 — 1214, 1216 ГК РФ, необходимо считать, что пределы обязательственного статута сделки ограничены действием иных коллизионных норм, в том числе норм, определяющих личный статут сторон сделки.

4. К сфере действия права, применимого к договору, следует отнести также исковую давность в правоотношениях, вытекающих из договора. Как уже отмечалось, перечень вопросов, отнесенных к обязательственному статуту сделки комментируемой статьей, не является закрытым. С учетом положений ст. 1208 ГК РФ, в силу которой исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению, следует считать, что обязательственный статут включает в себя вопросы исковой давности . Как отмечал Л.А. Лунц, «при этом иностранная квалификация исковой давности как института процессуального права не препятствует тому, чтобы наш суд или арбитраж применил сроки давности по соответствующему иностранному праву» .

———————————
Об этом см.: Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 1998. С. 208.

Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3 т. Т. 2. С. 510 — 511.

Статья 1215 ГК РФ. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

Текущая редакция ст. 1215 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

2. Если иное не вытекает из закона, положения пункта 1 настоящей статьи не затрагивают, в частности, сферу действия права, подлежащего применению к вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202, статье 1205.1 и пункте 5 статьи 1217.1 настоящего Кодекса. (Статья в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

Комментарий к статье 1215 ГК РФ

1. Данная норма представляет собой новеллу в отечественном международном частном праве. В международно-правовой практике, касающейся договорных отношений, прежде всего купли-продажи товаров, которая является одним из наиболее распространенных видов внешнеэкономических сделок, встречается несколько вариантов определения сферы применения коллизионной нормы: в «позитивном», «негативном» и «смешанном» вариантах. Впервые сфера применения коллизионной нормы была определена в «позитивном» варианте в Гаагских конвенциях: 1958 г. о праве, применимом к переходу права собственности при международной купле-продаже (ст. 2 ), и 1978 г. о праве, применимом к агентским договорам (ст. 8 ). В «смешанном» варианте эта сфера определена в Гаагской конвенции 1986 г. о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров (ст. 5 , 12 ).

Согласно ст. 8 Конвенции подлежащее применению право определяется, в частности, наличие, объем, изменение и прекращение полномочий представителя; право представителя передавать полностью или частично свои полномочия и назначать дополнительного представителя; право представителя заключать договор от имени представляемого при наличии возможной коллизии интересов представляемого и такого представителя; оговорки о недопущении конкуренции и о делькредере; возмещение за клиентуру; убытки, которые могут быть покрыты за счет вознаграждения.

Согласно ст. 5 Конвенция не определяет право, применимое к: а) правоспособности сторон или к последствиям ничтожности или недействительности договора вследствие недееспособности одной из сторон; б) вопросу о том, правомочен ли представитель связывать обязательством представляемого или правомочен ли орган юридического лица связывать обязательством это юридическое лицо; в) передаче права собственности; однако вопросы, прямо указанные в ст. 12, регулируются правом, применимым к договору в соответствии с Конвенцией; г) последствиям купли-продажи в отношении любых лиц помимо сторон; д) соглашению об арбитраже или выборе суда, даже если такое соглашение включено в договор купли-продажи.

Согласно ст. 12 Конвенции право, применимое к договору купли-продажи в соответствии со ст. 7, 8 и 9, регулирует, в частности: толкование договора; права и обязанности сторон и исполнение договора; момент приобретения покупателем права на продукты, плоды и доходы, связанные с товарами; момент перехода на покупателя рисков в отношении товаров; действительность и юридическую силу положений об удержании права собственности на товар в отношениях между сторонами; последствия неисполнения договора, включая виды убытков, за которые может быть получена компенсация, без ущерба, однако, для процессуальных норм страны суда; различные способы погашения обязательств, а также сроки приобретательной и исковой давности; последствия ничтожности или недействительности договора.

В Римской конвенции 1980 г. о праве, применимом к договорным обязательствам, также использован «позитивный» вариант определения сферы действия применимого права (ст. 10). В Межамериканской конвенции 1994 г. о праве, применимом к международным контрактам, использован «смешанный» вариант (ст. 5, 14).

В законах о международном частном праве иностранных государств также указывается на перечень отношений, которые регулируются применимым правом: законы Австрии и Италии содержат общую отсылку к Римской конвенции 1980 г. о праве, применимом к договорным обязательствам; отдельные статьи об отношениях, которые регламентируются применимым правом, содержат Вводный закон к Германскому ГУ 1896 г., ГК Испании 1889 г., Закон Румынии 1992 г. N 105 применительно к регулированию отношений международного частного права, Кодекс международного частного права Туниса 1998 г., Закон Чехии 1963 г. о международном частном праве и процессе.

В Модели ГК для стран СНГ (ст. 1227) сфера действия применимого права определена в «позитивном» варианте.

Как видно, перечень отношений, которые регулируются применимым правом, сформулирован в приведенных международных конвенциях и национальных законах в основном в «позитивном» варианте; этот перечень охватывает основные вопросы реализации договора; во всех международных конвенциях и в законах Австрии, Италии, Германии, Румынии, Туниса, Чехии данный перечень не является замкнутым, что подчеркивается использованием слов «в частности»; исключены вопросы, затрагивающие личный статут участников правоотношений, обязательства по оборотным документам и по сделкам с ценными бумагами, соглашения об арбитраже или выборе суда. Общим является выделение именно тех аспектов, которые приведены и в комментируемой статье.

2. Впервые ГК в императивной форме сформулировал нормы относительно сферы действия права, подлежащего применению к договорам. Внешнеэкономический договор не выделяется, что соответствует общему подходу гл. 68 ГК; поэтому предписания ст. 1215 будут применяться при определении сферы действия права, подлежащего применению как к внешнеэкономическому, так и к иным договорам.

3. В ст. 1215 определена сфера действия права, применимого к договорным обязательственным отношениям: прежде всего в отношении прав и обязанностей сторон, включая последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения, в отношении оснований освобождения от ответственности, просрочки исполнения. Высказанное более 30 лет назад Л.А. Лунцем мнение о том, что к статуту обязательства не относятся вопросы о правосубъектности и правоспособности сторон по контракту, форме и порядке подписания контракта, вопросы вещного права (переход права собственности), получило подтверждение в отечественном законодательстве (в комментируемой статье, а также в ст. 1202, 1205, 1209) и в Венской конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров (в частности, она не касается действительности самого договора или каких-либо из его положений, любого обычая, а также последствий, которые может иметь договор в отношении права собственности на проданный товар — ст. 4). В деле МКАС N 99/1994 (решение от 22 ноября 1995 г.) спор возник из заключенного российским продавцом с иностранным покупателем договора международной купли-продажи товара, цена в котором была дифференцирована в зависимости от процентного содержания обусловленного показателя. Цена на товар, качество которого ниже минимально допустимых требований, определена не была. Определение цены такого товара возможно на основе ст. 55 Венской конвенции ООН 1980 г. Учитывая, что условием применения этой статьи служит юридическая действительность контракта, заключенного без определения цены, а также тот факт, что Конвенция не касается действительности договора или каких-либо его положений, арбитры пришли к выводу, что юридическую действительность договора следует определять на основании норм применимого национального права, которым было признано право страны продавца (согласно ОГЗ 1991 г.). На основании п. 1 ст. 75 ОГЗ 1991 г. такой договор был признан юридически действительным.

Это интересно:  Статья 1266 ГК РФ. Право на неприкосновенность произведения и защита произведения от искажений

Как отмечал Л.А. Лунц, выбор закона по воле сторон касается лишь вопросов о статуте обязательства. Автономия воли не выходит за эти пределы. Стороны не могут путем выбора закона избежать действия таких императивных законов, которые относятся к личному статуту участников сделки. Они не могут как-либо ограничить или расширить действие норм, касающихся право- или дееспособности организаций — участников сделки. Такие вопросы не подчинены обязательственному статуту и, следовательно, принципу автономии воли сторон . Данный подход принят в практике МКАС. В деле N 347/1995 (решение от 15 апреля 1996 г.) ответчик из Словакии полагал недействительным договор о переработке сырья, подписанный председателем его правления. Арбитры квалифицировали договор о выполнении работ из материалов заказчика как договор подряда. Поскольку договор не содержал соглашения сторон о нормах материального права, подлежащих применению, арбитры на основании п. 5 ст. 166 ОГЗ 1991 г. пришли к выводу о действии норм материального права Словацкой Республики и анализировали доводы ответчика о недействительности договора согласно Торговому кодексу Словакии.

В деле N 73/1998 (решение от 31 марта 1999 г.) спор возник между российской и узбекской организациями. В результате письменного обмена мнениями в ходе арбитражного разбирательства стороны согласились, что к спору применимо российское материальное право. В силу ст. 161 ОГЗ 1991 г. правоспособность иностранного юридического лица определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо. Поскольку ответчик учрежден в Узбекистане, арбитры по данному вопросу учитывали соответствующие законодательные предписания, действующие в Узбекистане, включая установленные международными договорами, участником которых он является.

В деле N 420/1992 (Постановление от 5 мая 1995 г.) иностранный ответчик заявил, что иск не признает, т.к. договор, из которого возник спор, от его имени подписан лицом, которое не является сотрудником фирмы и не получало полномочий на подписание договора. Истец подтвердил, что договор был подписан лицом, которое представилось сотрудником фирмы, устно заявило о своих полномочиях на заключение сделок от имени фирмы и вручило свою визитную карточку с указанием, что оно является сотрудником фирмы. При определении действительности договора арбитры руководствовались правом страны места учреждения фирмы ответчика. Поскольку было доказано, что договор не был подписан ответчиком, содержащееся в нем арбитражное соглашение о рассмотрении споров (являющееся частью этого договора) тоже не может считаться заключенным между сторонами, состав арбитров на основании ст. 16 Закона об арбитраже 1993 г. признал, что у МКАС отсутствует компетенция рассматривать данный спор.

5. Россия участвует в двух основных конвенциях, затрагивающих договорные отношения: в Конвенции ООН 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров (Венской конвенции ООН 1980 г.) и в Конвенции ООН 1988 г. о международном финансовом лизинге (Оттавской конвенции ООН 1988 г.). Если указанными Конвенциями установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены ГК, на основании последнего абзаца п. 2 ст. 7 применяются правила Конвенций. При совпадении правил Конвенций и предписаний ГК указанные Конвенции применяются на основании п. 1 ст. 7 ГК (см. также комментарий ст. 1186).

Как предусмотрено в ст. 4 Венской конвенции ООН 1980 г., она регулирует только заключение договора купли-продажи и те права и обязательства сторон, которые возникают из такого договора. В деле МКАС N 55/1998 (решение от 10 июня 1999 г.) арбитры признали применимым к заключенному российским продавцом и кипрским покупателем договору международной купли-продажи товаров российское право и как составную часть права России — Венскую конвенцию ООН 1980 г. По вопросам, не предусмотренным в договоре, которые прямо не разрешены в Конвенции и не могут быть урегулированы в соответствии с общими принципами, на которых она основана, согласно п. 2 ст. 7 Конвенции подлежат применению — в качестве субсидиарного статута — нормы российского законодательства. Ответчик оспаривал действительность дополнений к договору, подписанных сторонами путем обмена факсимильными сообщениями. При решении данного вопроса арбитры исходили из того, что согласно ст. 4 Венской конвенции ООН 1980 г. она не касается действительности самого договора и каких-либо из его положений. Конвенция не содержит и общих принципов, которые могли бы послужить основой для решения вопроса о действительности договора. Поэтому данный вопрос разрешался на основе норм ГК.

Следовательно, когда договор международной купли-продажи подчинен Венской конвенции ООН 1980 г., по ее правилам будут определяться: толкование договора; права и обязанности сторон договора; исполнение договора; последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора; прекращение договора. Последствия же недействительности договора будут определяться по нормам подлежащего применению права.

Согласно п. 2 ст. 7 Конвенции вопросы, относящиеся к предмету регулирования, которые в ней прямо не урегулированы, разрешаются в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов — в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Так, наряду с положениями Конвенции к вопросам о последствиях неисполнения или ненадлежащего исполнения применяются нормы отечественного и иностранного права, определяющие размер процентов годовых, взыскиваемых на основании ст. 78, 84 Венской конвенции ООН 1980 г.

Примером восполнения положений Конвенции по вопросам неустойки является дело N 65/1997 (решение от 10 января 1998 г.) . Учитывая, что в Венской конвенции ООН 1980 г. отсутствуют предписания о неустойке и о ее соотношении с убытками, МКАС разрешил спор сторон по этим вопросам на основании субсидиарно примененных норм ГК. Арбитры пришли к выводу, что требование истца об уплате ответчиком штрафа за просрочку в оплате товара соответствует условиям контракта, которыми не предусматривается ограничений по общей сумме штрафа. Учитывая, что размер штрафа в три раза превышает сумму долга ответчика за поставленный товар, арбитры, признавая право истца на получение штрафа, сделали вывод о явной его несоразмерности последствиям нарушения обязательства и, основываясь на ч. 1 ст. 333 ГК, а также учитывая положения п. 1 и 2 ст. 10 ГК, уменьшили сумму штрафа, присуждаемого в пользу истца.

Консультации и комментарии юристов по ст 1215 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1215 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 1215 ГК РФ. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

Новая редакция Ст. 1215 ГК РФ

1) толкование договора;

2) права и обязанности сторон договора;

3) исполнение договора;

4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;

5) прекращение договора;

6) последствия недействительности договора.

2. Если иное не вытекает из закона, положения пункта 1 настоящей статьи не затрагивают, в частности, сферу действия права, подлежащего применению к вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202, статье 1205.1 и пункте 5 статьи 1217.1 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 1215 ГК РФ

Зачет встречных требований возможен в той мере, в какой это допускает соответствующая норма статутов обоих встречных требований, как того, против которого заявлен зачет, так и того, которое предъявлено к зачету.

Другой комментарий к Ст. 1215 Гражданского кодекса Российской Федерации

2. Впервые специальная статья, определяющая сферу действия применимого права путем перечисления примерного перечня входящих в нее вопросов, была включена в Модельный ГК для стран СНГ (ст. 1227). Законодательство по МЧП зарубежных стран не всегда включает статью о сфере действия применимого права. Такие статьи содержатся в законодательстве Венгрии, Румынии, Туниса, однако отсутствуют в известных законах о МЧП Австрии, Швейцарии.

Статьи о сфере действия применимого права содержатся в Римской конвенции 1980 г., в Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г., которая пока не вступила в силу, в Межамериканской конвенции о праве, применимом к международным контрактам, 1994 г.

Это интересно:  Статья 64 ЗК РФ. Рассмотрение земельных споров

Общим для всех статей, содержащихся как в национальном законодательстве, так и в международных конвенциях, является то, что они содержат не исчерпывающий, а примерный перечень вопросов, входящих в сферу действия обязательственного статута, большинство из которых совпадают.

3. Как следует из текста комментируемой статьи, она определяет сферу действия права, подлежащего применению к договору в соответствии с выбором права сторонами (ст. 1210 ГК РФ), а при его отсутствии — в соответствии с правилами ст. 1211 ГК, предусматривающей применение права страны, с которой договор наиболее тесно связан, а также сферу действия статута договора с участием потребителя (ст. 1212 ГК РФ), договора в отношении недвижимого имущества (ст. 1213 ГК РФ), договора о создании юридического лица с иностранным участием (ст. 1214 ГК РФ), права, подлежащего применению к уступке требования (ст. 1216 ГК РФ).

4. Комментируемая статья содержит перечень вопросов, на которые распространяется действие применимого к договору права, предваряя его словом «в частности», что делает этот перечень не исчерпывающим, а только примерным и, вполне очевидно, неполным.

Этот перечень включает минимум вопросов, содержащихся в аналогичных статьях законодательства зарубежных стран, является наиболее кратким.

Примерный перечень, включающий шесть пунктов, начинается с вопроса о толковании договора. Несмотря на то что в статье нет такого разъяснения, вполне обоснованно полагать, что имеется в виду толкование как юридической природы договора, так и содержащихся в нем условий.

В перечень включены тесно взаимосвязанные вопросы о правах и обязанностях сторон договора и исполнении договора, что распространяет сферу действия обязательственного статута на комплекс самых разнообразных вопросов, например таких, как определение срока и места исполнения обязательств, возможность исполнения по частям; на регулирование исполнения обязательств, в которых участвуют несколько кредиторов или несколько должников, и иных вопросов, относящихся как к общей части обязательственного права, так и к регулированию прав и обязанностей сторон по конкретным договорам.

Включение в перечень последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения договора подчиняет обязательственному статуту весь комплекс вопросов ответственности (оснований ответственности, обстоятельств освобождения от ответственности, подлежащих возмещению убытков, соотношение убытков и штрафов и др.), а также последствий, не являющихся формами ответственности.

Примерный перечень завершается вопросом о последствиях недействительности договора. Однако ГК не содержит нормы, определяющей право, применимое к основаниям недействительности договора. Вполне очевидно, что вопрос о формальной действительности подлежит разрешению в соответствии с правом страны, определяемым согласно ст. 1209 ГК «Право, подлежащее применению к форме сделки». Однако наибольшие трудности связаны с разрешением коллизионных вопросов материальной действительности договора. В статьях о сфере действия применимого к договору права, содержащихся в законодательстве зарубежных стран, обязательственному статуту подчинена действительность «с материальной и формальной точки зрения» (Венгрия), «условия недействительности договора и последствия такой недействительности» (Румыния, Тунис). В то же время п. 1 ст. 10 Конвенции о праве договорных обязательств, ст. 12 Гаагской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам, включают в примерный перечень вопросов, подпадающих под сферу действия применимого права, только последствия недействительности договора. Однако в текстах обеих Конвенций содержатся специальные статьи о праве, применимом к материальной и формальной действительности договоров. При этом материальная действительность определяется правом, которое должно регулировать его в соответствии с Конвенцией, если бы договор был действительным, т.е. обязательственным статутом. Таким образом, современному коллизионному регулированию свойственно подчинение вопросов материальной действительности обязательственному статуту либо путем включения его в перечень вопросов, определяющих сферу действия применимого к договору права (как в нормах национального законодательства), либо путем специальной коллизионной нормы, подчиняющей материальную действительность праву, подлежащему применению к договору, как в положениях международных конвенций. Поскольку в ГК вопрос о праве, применимом к материальной действительности договора не нашел отражения, международный опыт в регулировании этого вопроса мог бы быть принят во внимание с учетом того, что комментируемая статья не исчерпывает объем обязательственного статута.

В пользу применения обязательственного статута к вопросу о материальной действительности говорит и то, что вряд ли возможно признать действительным договор, если в соответствии с правом, подлежащим применению к договору, он должен быть признан недействительным. Однако материальная действительность не может быть ограничена только обязательственным статутом. Признание договора недействительным может быть основано и на императивных нормах страны суда, которые в силу ст. 1192 ГК не умаляются применением к договору права иной страны, либо на императивных нормах права страны, имеющей тесную связь с отношением (ст. 1192 ГК РФ).

6. Сфера действия обязательственного статута расширяется также с учетом анализа других норм ГК. В тех случаях, когда соответствующие отношения вытекают из договора, обязательственный статут определяет исковую давность (ст. 1208 ГК РФ), основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обязательствам (ст. 1218 ГК РФ), применяется к обязательствам вследствие неосновательного обогащения (п. 2 ст. 1223 ГК РФ).

7. Несмотря на то что комментируемая статья предлагает лишь примерный перечень вопросов, на которые распространяется обязательственный статут, его расширение не безгранично. Общепризнанно, что сфера права, применимого к договору, не распространяется на правосубъектность и правоспособность сторон договора, которые определяются личным статутом, а также на вопросы, определяемые статутом вещных прав, на требования к форме сделки.

Статья 1215 ГК РФ. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

Статья 1215. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

Комментарий к статье 1215

1. Основной целью комментируемой статьи является устранение конкуренции между договорными (обязательственными), вещными и деликтными статутами. Другими словами, она помогает определить, какие коллизионные нормы подлежат применению в спорных случаях.
В п. 1 комментируемой статьи установлен примерный перечень вопросов, которые должны быть урегулированы в соответствии с применимым к договору, осложненному иностранным элементом, правом (обязательственный статут). Другими словами, в ней определена сфера действия права, подлежащего применения к договору. В частности, это такие вопросы, как:
1) толкование договора;
2) права и обязанности сторон договора;
3) исполнение договора;
4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;
5) прекращение договора;
6) последствия недействительности договора.
Данный перечень не является исчерпывающим и на практике может быть расширен, причем в ГК есть целый ряд отдельных норм, которые регулируют вопросы, относящиеся к договорному (обязательственному) статуту.
Так, обязательственный статут применяется и к нормам об исковой давности права, применимого к договорным обязательствам. Однако определяться он будет в соответствии со ст. 1208 (см. комментарий к ней).
На основании обязательственного статута также определяются основания взимания, порядок исчисления и размер процентов по денежным обязательствам (см. комментарий к ст. 1218).
Комментируемая статья не может применяться для решения таких вопросов, как форма сделки, наличие полномочий у представителя и др., которые, хотя и имеют непосредственное отношение к самой сделке, подчиняются иным коллизионным правилам.
2. В п. 2 комментируемой статьи говорится о тех вопросах, которые не могут регулироваться договором. Для них установлены специальные коллизионные нормы, которые имеют приоритет перед вышеупомянутым обязательственным статутом при конкуренции отношений.
Так, в п. 2 ст. 1202 (см. комментарий к нему) говорится о следующих вопросах, которые могут регулироваться только личным законом юридического лица: 1) статус организации в качестве юридического лица; 2) организационно-правовая форма юридического лица; 3) требования к наименованию юридического лица; 4) вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в т.ч. вопросы правопреемства; 5) содержание правоспособности юридического лица; 6) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей; 7) внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками; 8) способность юридического лица отвечать по своим обязательствам; 9) вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам.
Статьей 1205.1 (см. комментарий к ней) определяются вопросы, подлежащие применению к вещным правам. Речь идет о следующих вопросах: 1) виды объектов вещных прав, в т.ч. принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам; 2) оборотоспособность объектов вещных прав; 3) виды вещных прав; 4) содержание вещных прав; 5) возникновение и прекращение вещных прав, в т.ч. переход права собственности; 6) осуществление вещных прав; 7) защита вещных прав.
К вопросам, которые в соответствии с п. 5 ст. 1217.1 определяются правом, подлежащим применению к отношениям между представляемым или представителем и третьим лицом, относятся следующие вопросы: 1) наличие и объем полномочий представителя; 2) последствия осуществления представителем своих полномочий; 3) требования к содержанию доверенности; 4) срок действия доверенности; 5) прекращение доверенности, в том числе последствия ее прекращения для третьих лиц; 6) допустимость выдачи доверенности в порядке передоверия; 7) последствия совершения сделки при отсутствии полномочий действовать от имени представляемого или при превышении этих полномочий, в том числе в случае последующего одобрения такой сделки представляемым.

Статья написана по материалам сайтов: www.gk-rf.ru, stgkrf.ru, ogkrf.ru, gkodeksrf.ru, kommentarii.org.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector